28.07.2015

Личное. Юлия Быба об интервью с Николаем Дроздовым

1499436_1382794475374032_5540153093207322720_nНиколай Дроздов – милый, добрый, обаятельный. Да?
Чушь. Полная.
Если кто-то скажет, что Рим – это место, где много красивых домиков, это, по вашему, будет правдой?
Много? Да. Красивых? Да. Домиков? Ну, в некотором роде можно сказать и так.
Но вы-то сами понимаете, что это чушь?
Полная.

Когда я собиралась на интервью с Дроздовым, мне было тревожно. Появление Дроздова в нашем проекте произошло исключительно благодаря Кате. Когда у нас что-то не клеилось с гостями и оставался неприятный осадок от их поведения, Катя каждый раз в задумчивости говорила: «Я хочу, чтобы ты пообщалась с Дроздовым… Николай Николаевич – он такой!…. Такой!…..» И Катя неизменно начинала светиться (как всегда, это было слышно даже по телефону). Но долго мы не могли придумать, какой фильм обсудить с Ник Ником. А потом случайно узнали, что у них добрые отношения с Конюховым, и решили поговорить с Дроздовым об этом легендарном путешественнике.
Все предварительные переговоры вела Катерина. После каждого разговора она бывала невероятно воодушевлена и светилась счастьем.
В английском языке есть поговорка «человек, который хотя бы раз в жизни произнес слово «джентльмен», джентльменом не является».
Я уверена, что Дроздов слово «джентльмен» не произносит никогда. Но ведет он себя как джентльмен. Извините, я не могу найти более точного определения. В его поведении – уважение к себе и окружающим. Человек слова. Это очень приятно, правда, тем более, что встречается в жизни гораздо реже, чем хотелось бы…
 
IMG_9812Готовясь к беседе, я прочитала много разных интервью, статей, отзывов, в том числе весьма авторитетных людей о Дроздове. И Катино обожание, конечно, тоже внесло свою лепту. В общем, у меня сложилось о нем вот как раз то впечатление, с которого я начала свое угрюмое повествование.
По мере приближения встречи чувство тревоги нарастало. Я подумала, что, наверное, дело в том, что я не говорила с Дроздовым сама, поэтому не чувствую его. У нас с Катей похожая система ценностей, но мы ведь разные.
 
Запись интервью состоялась совсем вечером, у Ник Ника до этого было несколько съемок.
Ощущение, что он – другой, появилось у меня сразу, как только я его увидела. Мы все перебросились буквально парой слов, и Ник Ник, извинившись, ушел для разговора с коллегами. Но перед этим он спокойно, практически без комментариев, усадил нас пить чай и угостил батончиками из злаков (а потом и шоколадом). Его добрая, искренняя забота была невероятно трогательной.
 
Ждали мы долго. Приходит Николай Николаевич в рубашке, без пиджака и говорит: «Мне же надо, наверное, пиджак надеть?» Катя и оператор в один голос говорят, что надо бы. Потому что надо повесить петличку, а она на пиджаке как раз и не будет видна.
 
Ник Ник уходя, вдруг замечает книгу на столе и спрашивает, почему вдруг она тут оказалась?! Мы поясняем, что так кадр будет красивее. Ник Ник подробно объясняет нам, почему этой книги здесь не должно быть, и уходит искать другие. Пытаюсь говорить вслед, что ее не будет видно и вообще можем ее убрать….……
 
Проходит время. Собеседника нет. Сижу, бубню, какая в конце концов разница, ну и что, что петличка будет видна (эстеты, тоже мне!..)… Кто вообще придумал эту книгу на стол положить?…. (хотя ответ-то знаю…)
Но вот Ник Ник появляется. У него в руках четыре книги. Пиджака нет. «Ох!.. А пиджак-то!..» Спохватившись, Ник Ник ушел за пиджаком.
 
Через какое-то время оператор говорит: «Если сейчас придет без пиджака, будем снимать без пиджака».
 
Пришел Ник Ник в пиджаке. Спросил: «Галстук надо надеть? А то у меня есть». Ребята ответили, что не надо. Вот мне до сих пор интересно, они правда решили, что не надо или, как говорится, «опыт, сын ошибок трудных»?…
 
IMG_9844Еще раз скажу, что сразу же меня сразило ощущение, что Дроздов не такой, каким я себе его представляла. Пыталась задать наводящий вопрос Кате о том, что что-то не так… Может, он устал, поэтому не в настроении… Ничего не подозревающая Катя говорит: «Да нет, он – обычный. Ну да, конечно, он наверняка устал, у него сегодня уже несколько съемок было!» И очевидно, что для нее ничего нового, она пребывает все в том же состоянии восторга.
 
Начинаем интервью. Собеседник холодно спрашивает: «Сколько по времени Вы оставите?» Из того, что я читала о Дроздове… Считается, что он любит поговорить на все подряд темы. Такого вопроса я не ожидала. На долю секунды растерялась: «Для телепередачи мы оставляем короткую версию, а расширенная, более полная, выйдет в газете «Трибуна».
Он (подчеркнуто сухо): «Мы же профессионалы. Сколько надо, столько и будем говорить.»
Мне становится не по себе.
 
Начинаем разговор. Мои первые фразы приветствия и благодарности. Дроздов (сухо): «Мне ведь не надо ничего отвечать? Вы ведь это вырежете?» Потом (как бы в сторону): «Ну хорошо. Спасибо».
У меня земля уходит из-под ног. Осознаю, что совершенно не знаю человека, который сидит передо мной. Я не знаю, кто это.
 
Мой первый вопрос – почему Дроздов решил посвятить свою жизнь исследованию мира животных. Мне очень интересно, потому что ответа на этот вопрос мы не смогли найти. Единственное доступное объяснение, что, дескать, в детстве сторожил табун лошадей, поэтому выбор профессии был предопределен – вы меня извините, конечно, но это объяснение из разряда «в огороде – бузина, в Киеве – дядька». В мире, полагаю, несколько сотен тысяч людей промышляют тем же и никто из них кандидатскую по биогеографии потом не защищал…
IMG_9842Дроздов рассказывает (интересно-интересно рассказывает), как они жили в деревне, как в 17 лет он сторожил лошадей, как спал по шесть часов в ногах у лошадей, а все остальное время пас табун. Вспоминает, как в семье они вели дневники природы – когда снег сошел, какие растения когда распустились, какие птицы прилетели, как знали всех-всех птиц и голоса их умели различать… Невероятно интересно так рассказывает, и теперь ну просто очевидно, что другого пути, действительно, и быть-то не могло.
Рассуждает, чем деревня отличается от села, про заброшенную церковь, про то, как фронт проходил совсем рядом и едва-едва не дошел до их деревни… Так рассказывает, что видишь все эти картины перед глазами, слышишь пение птиц … Уходит, кажется, ну далеко-далеко уже от темы… И тут он эдак элегантненько возвращается к тому, с чего начал минут 15 назад…, улыбается своей фирменной звездной улыбкой и… в его глазах – на долю секунды – усмешка: «Что?.. Не ожидали, что я вернусь к тому, с чего начал?… Думали, я уже и забыл о чем говорю?…..»
Его профессионализм действительно производит сильное впечатление. Но у меня появляется сомнение, а насколько он искренне улыбается?… Ведь он же сейчас совершенно очевидно улыбнулся потому, что по законам жанра тут надо было улыбнуться, но в глазах-то была вот эта его традиционная доброта и искренность, которой все так восхищаются…
 
Со вторым вопросом ситуация ровно такая же.
Я ощущаю ужас. Шок. Смотрю на собеседника и понимаю, что я его не чувствую. Не понимаю, когда он искренен… В голове проносится, что просто не смогу написать «Личное». Ведь я всегда пишу правду. А сейчас вообще не понимаю, что происходит…
 
Интервью продолжается. Дроздов рассказывает интереснейшие вещи, о своей семье, о дневнике далекого предка, служившего с Кутузовым, о потрясающем единственном в мире заповеднике в Крыму, где львы и тигры живут в огромном зоопарке, а на самом-то деле – это большой парк… И он, Ник Ник, даже ходил и этих тигров гладил. А начальник-то заповедника, тот и вовсе пузо чешет этим огромным животным.
 
А на вопросе про Федора Конюхова Дроздов уже совсем с очевидным воодушевлением рассказывает про Федора Филипповича, про то, какой он молчун и отшельник, как зовет его, Дроздова, в совместную экспедицию, а он, Дроздов, отвечает, что это же очевидно, что ему, Конюхову компания совсем не нужна, он ведь такой целостный, живет в своем мире, зачем ему компания! Дроздов шутит, смеется, рассказывает забавные истории… И вот все наполняется светом и все мои страхи и сомнения улетучиваются.
 
IMG_9803Чувствуя засаду, перед началом встречи говорю: «Катя, знаю, как на тебя действует Дроздов. Пожалуйста, соберись, тебе надо посмотреть, чтобы я нормально выглядела». Катя, хихикая, говорит: «Понятно». С интервалом несколько минут повторяю свою просьбу. Раз на шестой Катя отвечает: «Юль… Ну хватит тебе, ну что я, не знаю что ли».
Чтобы было понятно: во время разговора, я – вся в общении и слушании. Забываю не просто держать спину прямо, но и могу начать сползать со стула, увлекшись интересным рассказом (прецеденты были…). И уж точно не знаю, что там у меня на голове происходит. Бывало, когда Катя останавливала сьемку, подбегала поправляла мне волосы и убегала.
В конце интервью оператор делает общие планы, когда кусок меня тоже должен быть в кадре. В какой-то момент слышу виноватый голос оператора, он извиняется, и пытается поправить волосы на моем плече. Вопроса о том, что в этот момент делает Катя, у меня даже не возникает. Мне и голову поворачивать не нужно, чтобы абсолютно точно сказать, что в этот момент она стоит и завороженно смотрит на Дроздова. (Да и в самом деле!.. Не на мои же дурацкие рыжие волосы ей смотреть……)
 
Говорю Дроздову: «Николай Николаевич, вроде бы случайно получилось. Но ведь ничего случайного не бывает. Случайность – одно из имен Бога. Вот наша Катя Вас страшно любит и так сложилось, что мы записываем интервью именно сегодня, в день ее рождения».
Катя от неожиданности охает и густо заливается краской. Дроздов, сурово и сухо нас отчитывает, что Кате надо думать о единственном мужчине, которого она полюбит, мы с Катей в один голос говорим, что она замужем, очень любит своего мужа и у них прекрасная дочка. Дроздов говорит, что не надо бросаться такими словами, как «любит». Что мы это слово уже как только не употребляем. Любить и кофе, и чай, еду… Говорю Ник Нику, что я с ним не вполне согласна. Любить людей – это нормально. Он говорит, но вы же (в смысле — я) не говорите, что меня любите. И, представьте себе, смалодушничала, не нашла в себе сил сказать правду – я, конечно, Вас, Николай Николаевич, тоже люблю. Но не так, как Катя. Язык не повернулся.
(В скобках замечу, что за 15 минут до этого Ник Ник как раз и рассуждал, о главной заповеди христианства «любите друг друга».)
 
Чувствую, Катя от такой отповеди растерялась и огорчилась. Говорю: «Николай Николаевич, можно я Вас с Катериной сфотографирую» (знаю, что ей этого хотелось).
«Нет!! Я не буду так фотографироваться! Ко мне подходят женщины и говорят, «можно, я с Вами сфотографируюсь?». Я говорю: «А кто будет фотографировать?» Она: «Мой муж – вот он стоит». Я говорю: «Нет!! Тогда будем фотографироваться и с Вами, и с Вашим мужем!» И становлюсь так, чтобы я стоял с одной стороны от ее мужа, а она с другой! Должен быть домострой!.. Давайте тогда фотографироваться всей съемочной группой!».
 
IMG_9787Как только заходим в лифт, оператор говорит, как поразительно Дроздов держит в голове вопрос и насколько все его обширные рассуждения, на самом-то деле, очень глубоко и разносторонне раскрывают тему.
Идем к машине, обмениваемся впечатлениями с Катей. Признаюсь, что за весь проект для меня это было самое тяжелое интервью. Сложные ощущения, не могу в них разобраться. А Катя замечает, что для нее ничего не изменилось, говорит, в этом ответе Дроздова про «люблю» очень много смысла, на самом-то деле.
Можно соглашаться с этим или нет. Но есть над чем задуматься.
Говорю, что если надо было бы описать Дроздова одним словом, я бы сказала «вдумчивый». Катя соглашается.
Есть такая притча. Некий восточный учитель обучал ученика осознанности. И отправил он ученика на 3 года наблюдать за своей жизнью, задумываться над каждым своим действием. Приходит в назначенный день ученик к учителю. Учитель спрашивает: «Ты когда в дом вошел, обувь с какой стороны от двери оставил – с правой или с левой?» Ученик не вспомнил. Учитель отправил его развивать осознанность еще на три года.
Есть абсолютное ощущение, что Дроздов всю свою жизнь развивает осознанность. Он отдает себе отчет в каждом своем шаге, в каждом сказанном слове и, уверена, в каждой мысли. Вот это наше фиглярство – ну пусть тут какая-нибудь книга полежит, все равно видно не будет – для него недопустимо. Какими бы пространными рассуждения не казались, он точно знает, почему он говорит именно это. И каждое слово в его мире имеет свое четкое значение, а не все подряд значения…
 
Едем в машине. Размышляю вслух: «Дроздов – сложный». Сердитый голос оператора: «Просто Дроздов – целостный. А целостные личности кажутся сложными». Объясняю, что я же не говорю, что это плохо. Просто пытаюсь разобраться в своих ощущениях.
И в этот момент понимаю, что на каждого из нас Дроздов произвел очень сильное впечатление. На каждого – свое. Но равнодушных не осталось.
 
IMG_9830Некоторое время назад на Фейсбуке появилась психотерапевтическая шутка: «Некоторые люди приходят в ужасное замешательство, когда предложение заканчивается не так как они борщ». Я ее много раз прочитала, пришла в замешательство, долго обдумывала, потом от души похохотала и опубликовала на своей страничке. Лайков почти не было.
Понимаю, как безумно будет выглядеть то, что я напишу дальше.
Дроздов – это не милый добрый дядечка с котиками-енотиками в руках. Это глубокий интеллектуал, общение с которым способно взорвать мозг. Потому что некоторые люди (вроде меня) приходят в ужасное замешательство, когда предложение заканчивается не так как они борщ.
Дальше — хуже: Дроздов искренний? Да. В том-то и дело, что искренний. Всегда. В своем профессионализме, в способности улыбнуться доброй-доброй очаровательной искренней улыбкой тогда, когда это необходимо. В своей постоянной готовности сказать то, что он захочет тебе сказать, без всякого деликатничанья.
И если он где-то играет с тобой, как кошка с мышкой, потому что понимает, что некоторые люди приходят в ужасное замешательство, когда предложение заканчивается не так как они борщ, то и в этом он тоже искренний. Противоречиво? Конечно. Но очень искренне.
 
От интервью у меня осталось ощущение поединка. Битвы? Сражения? Противостояния? Да нет, ну конечно же нет! Но как же может быть поединок без противостояния?.. Я правда, понимаю, как бредово звучит все то, что я сейчас пишу. Но… ничего не поделаешь, некоторые люди приходят в ужасное замешательство, когда предложение заканчивается не так как они борщ.
 
Когда мы уже прощались, Ник Ник уходил на встречу в другую часть этажа, он остановился, очень по-доброму помахал нам рукой и напомнил: «Запишите мне на диск весь этот материал. Не итоговый короткий, а весь разговор, полностью! (помолчал) Я говорил некоторые вещи, которые раньше не говорил. (помолчал) Мне самому было интересно.»
 
IMG_9790И единственный раз за весь вечер я ощутила тепло и спокойствие на душе.
Я выстояла в этом поединке.
В поединке, которого не было.
 
Знаю, почему на нашу Катю так вдохновляюще действует Дроздов: они на редкость похожи.
Нежный цветочек, натуральная блондинка, мягкая и женственная, Катя – настоящая рабочая лошадь, человек с мощнейшим внутренним стержнем, невероятным терпением, беззаветной преданностью своей семье и близким, способная сдвинуть горы, если это необходимо. А окружающие зачастую наивно видят в ней маленького пушистого котика… Что, кстати, нисколько ее не беспокоит.
Думаю, ей приятно встретить родственную душу в таком далеком, удивительном человеке.
Tagged: ,